Творчество дальнобойщиков по поводу Платона

Аватар пользователя Larisa Zolotova
Государство Вротимгерб

Дорога в славный и богатый торговый город Роттердам, вела через маленький, скромный Копенгаген…

«Государство Вротимгерб»

Иван Иванович перешагнул порог квартиры, повесил на вешалку плащ и снял с переносицы датчик, показывающий, какой объем воздуха он потребил за время передвижения по Москве. Налог на воздух в России стали взимать уже давно, лет десять назад. Мотивировав тем, что на эти средства установят очистные сооружения, и горожане будут дышать абсолютно чистым воздухом. Иван Иванович снял шагомер — небольшие ножные кандалы, соединённые прочной тонкой цепочкой, тоже снабжённой датчиком – за передвижение по улицам, магазинам и другим помещениям также брали налог, который, по уверениям чиновников, тратился на ремонт тротуаров, дорог, зданий и не только….

Прошёл в комнату. Тёща, как обычно в это время, смотрела передачу «Новости Мавзолея», которые давали населению ощущение вечного покоя. На экране вокруг ленинского гроба расхаживал «фазано-подобный» комментатор и страстно вещал про стабильность во всех государственный сферах. Жена варила дешёвые макароны. Сын играл с рыжим котом, который ловил бумажный бантик.

— Ваня, ты заплатил налог на кота? — Строго поинтересовалась тёща.

— Забыл.

— Опять! Как же так?

— Мама, Вы бы болтали поменьше, — зло заметил Иван Иванович. — Из-за Вас налог за разговор растёт. То ли дело папа.

Тесть кивнул и прожестикулировал что-то, пользуясь азбукой глухонемых. А потом отстучал тростью фразу азбукой Морзе.

—Стучи, стучи, старый матерщинник, пробурчал про себя Иван Иванович.

Налог на разговоры ввели для того, чтобы граждане не тратили время на обсуждение реформ на работе, а дома, остерегались критиковать и поносить государство во главе с тем, «Кого Нельзя Называть».

Вся квартира среднестатистического россиянина теперь мигала огоньками датчиков, фиксирующих речь, движения, траты услуг ЖКХ. Их поставляла государству семья олигархов Вротимгерб — друзья Того, «Кого Нельзя Называть».

Иван Иванович зашёл в ванную. С отвращением бросил взгляд на мыльную воду в ванне, где уже помылась вся семья — налог на воду был слишком высок.

На унитазе тикал датчик налога на естественные отправления и Иван Иванович пожалел о том, что проигнорировал единственное уцелевшее дерево находящееся рядом с домом. В целях обеспечения гражданской нравственности и борьбы с террором, в городе давно уже запретили высаживать деревья и кустарники – только траву на оставшихся газонах

После макарон с кислым кетчупом «Седьмое ноября» Иван Иванович с женой отправились в спальню. На кровати мигал датчик, который подсчитывал время, потраченное на сон и соитие. А с потолка безмолвно глядели видеокамеры. Полноценный секс стоил дорого, поэтому многие граждане перешли на самоудовлетворение, которое датчик пока определять не мог, а видео не могло точно зафиксировать движения под одеялом . Сексом в других комнатах заниматься было категорически запрещено — видеокамеры и датчики были установлены по всей квартире.

Иван Иванович то и дело косился на датчик, камеру, потом нервно сказал:

— Я не могу в такой обстановке! Уж лучше, как в прошлый раз, на помойке. Там хоть не следят.

— Летом мы бы могли поехать за город, — вздохнула жена. — Я же говорю: лучше купить щитовой домик в деревне! Вырыть колодец, топить печь дровами или чем придётся… . Насколько дешевле! И шагомерами там не пользуются, потому что дорог и тротуаров нет.

– А где работать? — Иван Иванович откинулся на подушку и закрыл глаза. — Там почти все деньги уходят на налог за землю и жильё. Люди хлеб с лебедой пекут.

— В наш магазин «Магнат», стали завозить ржаной с ягелем — «Магаданский» называется. И с еловой хвоей — «Соловецкий». Пишут, в нём витаминов много. Горький… — Жена обняла мужа. — Ваня, может быть, нам на акцию пойти, оппозиционную? «Час без кандалов».

— Чтобы сняли с работы? — Буркнул муж. — Либералам-то Госдеп платит…

— Устройся в Госдеп, — оживилась жена. — Теперь разрешают официально оппозицией работать, чтобы другие страны видели — у нас демократия.

— А ты знаешь, какой договор с ними заключают? «Согласен подвергнуться дисциплинарному наказанию в любое время в любом месте от любого патриота России». Да и побить могут, что бы выразить свою преданность Тому, Кого Нельзя Называть.

В дверь позвонили. Иван Иванович и его жена вскочили, и стали поспешно одеваться. Оба побледнели, у жены тряслись руки, у мужа дёргалось веко.

Россияне жили в постоянном страхе, поскольку все писали друг на друга доносы. В своём гражданском рвении они даже утомили спецслужбы, которые ввели норму: не более одного доноса в месяц с человека.

— Ваня, давай не будем открывать, — умоляюще прошептала жена.

Но тёща, исполнительная женщина советской закалки, уже распахнула дверь. На пороге стояли двое полицейских и хмурая дама из налоговой службы.

— Здравствуйте, у вас проживает кот Рыжик? — Произнесла она, сверившись с каким-то документом. — За него неуплата налога — десять тысяч. Мы обязаны изъять кота.

Она подошла к Рыжику, схватила его и отработанным движением сунула в клетку - переноску. Кот жалобно замяукал.

— Это ты виноват! — Тёща яростно обернулась к Александру Ивановичу. — Я же просила!

— Мама, у меня есть более важные дела, чем какой-то кот!

— Вы только послушайте его! — Тёща всплеснула руками. — Слушать радио «Свобода» в подвале! Вот твои дела! Стихи Быкова читать под одеялом! – Запрещённый западный интернет смотреть! На это у него время есть! Ругает наших благодетелей Вротимгербов! И главное — не верит, что президент бессмертен!

Иван Иванович выудил из кармана плаща, висящего на вешалке, кошелёк, стал отсчитывать деньги, бормоча:

— Не слушайте её, ради Бога. Совсем ополоумела старуха.… Вот десять тысяч. Верните котика!

Дама открыла клетку, испуганный Рыжик выскочил оттуда и нырнул под стол.

Когда Ивана Ивановича уводили полицейские, он обернулся и с горечью сказал:

— Хорошо устроились, мама. И кот дома, и зять на нарах.

— Не зять ты мне, американский провокатор!

… В рот им герб через поппен – какен, «радетели « хреновы - выругался Иван Иванович, забившись в кашле от удушающего смога, накрывшего город. Полицейские его не слышали. Они были в противогазах…
Кирилл Порошин

Яндекс.Метрика