Постоим – подумаем

Аватар пользователя Larisa Zolotova
Кирилл Порошин фото

Статья 2011 года- интервью с заместителем председателя московского отделения профсоюза Кириллом Порошиным.

Корни платонового кризиса проросли именно в это время...

В пятницу состоялся флешмоб межрегионального профсоюза «Дальнобойщик». Водители по всей России, с 10 до 12 часов дня остановили свои фуры у обочин дорог, дали гудок и включили аварийный сигнал. О том, зачем проводилась эта акция, рассказал заместитель председателя московского отделения профсоюза Кирилл Порошин.
Кирилл Васильевич, расскажите об акции «Постоим – подумаем».

Это даже не акция, это крик души, что ли. Чтобы сообщество наших перевозчиков поняло: мы сообщество, мы существуем. Мы армия, нас можно назвать армией, она многомиллионная, порядка пяти с половиной, шести миллионов человек. Водителей. Может быть, даже больше, потому что экипажи по два человека бывают.

Это первое. Забастовки, митинги там всякие, акции неповиновения. Мы сейчас это в стороне оставляем, потому что хочется по-хорошему руководству страны и не только страны довести и наше неприятие той ситуации, которая сейчас есть в стране. Сейчас они опять начали: по телевизору говорят, того наказали, этого наказали. Воз и нынче там. Васька слушает и ест. Как брали взятки, так и берут. Как гнобили перевозчиков, так и гнобят. И чиновники, и гаишники, кому не лень. Проблем просто миллион. И мы эти проблемы хотим нашим «фа» показать, привлечь к ним внимание, и самим себе показать, хотя бы, что ребят, мы долго будем как стадо баранов? Мы же тоже люди, у нас тоже дома, семьи. Мы так же есть хотим.

В таком случае, обрисуйте проблемы перевозчиков – или водителей дальнобойщиков.

Конкретный пример: нефтяники подняли резко цены на солярку. На 7-8 рублей подняли. А на сколько снизили? На 50 копеек. Нам проку от этого практически никакого. Получается так: транспортный налог, мы платим за дороги. Опять же, многие ребята протестуют против чего. Ребята из Минтранса, Левитин, хотят ввести еще дополнительный налог для грузовиков, массой больше 12 тонн. Но мы и так платим за дороги, за что мы должны платить, за эти ямы-колдобины?

На самом-то деле платят все, и легковые и грузовые, но опять грузовики сделали крайними. Та же ситуация и с подвозом промышленных товаров в Москву, фактически, из Москвы сделали большую помойку, большую базу перевалочную. И таможни, и склады, никто не знает зачем. Кто крайний оказался? Оказались перевозчики, потому что в Москве пробки, они в этом виноваты. Я понимаю, что 200 тыс. машин, но ребят, надо понимать, что вопросы надо в комплексе решать. Нет, надо вот так взять, и по живому разрубить – все дальнобойщики будут в Москву ездить ночью. Получается, что мы не люди, все будут спать, когда им нужно, а мы будем работать тогда, когда нам прикажут.

И что же делать?

Вопрос надо ставить так: давайте комплексно проблемы решать. Делайте терминалы, делайте подъездные пути нормальные. Делайте грамотно отстойники. Профсоюз написал письмо Лямову, и не только профсоюз «Дальнобойщик». На самом деле, к нам прислушались. Какой-то позитив в этом есть, потому что раньше в этом направлении не было позитивных шагов.

Отдельная проблема – пресловутые гастарбайтеры. Кризис не прошел. Там, наверху, может быть, да. Когда «Forbes» начинает говорить, что Абрамович со второго места на третье перешел, что там Лесин на первое переместился, это что, кому-то из нас интересно? Думаю, что абсолютно неинтересно. Кроме злобы, ненависти и презрения к этим «олигофренам», как мы их называем, ничего не вызывает. По очень простой причине. У нас все купи-продай. В стране, по сравнению с тем, что было, практически ничего не производится. Но, даже те рабочие места, которые должны по праву принадлежать нашим российским гражданам, принадлежат приезжим. Потому что они работают за три копейки. Это называется оптимизация расходов.

И при чем здесь гастарбайтеры?

А где забота о населении? О населении, а не эти пустопорожние призывы с экранов телевизоров? Почему за руль сажают – сколько лет говорится об этих таджиках, узбеках – за рулем маршруток. Мало за рулем маршруток, они садятся за руль грузовиков, это 38 тонн полной массы, то, что уже по ПДД. А за рулем самосвалов? И по 50 тонн таскают. Им по барабану. «Хазяин сказал». Без прав ездят, по бумажке. Объявление о найме: «условия – проживание в машине». По двое в кабине – один спит, другой работает. Попробуйте устроиться на работу: узнают, что москвич – и не берут.

Вот, Прохоров поднял тему о переходе на 60-часовую рабочую неделю. А по факту для перевозчиков такая работа - норма. За которую не платят. Без шуток. Трудовой кодекс никто не отменял, но его никто не соблюдает, потому что нет рычагов. И деваться некуда людям. И те же хозяева предприятий, государственных, кстати, они особенно этим грешат, не церемонятся. У меня, вон таджики за забором стоят, очередь целая. Разговоры о том, что у нас, мол, безработица снизилась – я думаю, что это не просто вилами по воде писано, не по воде, а по мути, по большому счету.

Кстати, как на вас скажется повышение цен на топливо? Владельцы собственных машин и раньше не шиковали, а что будет, когда литр дизеля по цене сравнялся с АИ-95?

А сейчас совсем плохо на самом деле. Паренек в интернете выкладывал: пошел на стоянку агитировать за акцию «Постоим – подумаем». А там, в основном, наемные водители. И они ему говорят: иди отсюда! Подорожание для нас хорошо – мы раньше солярку по 15 рублей продавали, а сейчас будем по 20.

Вот такая система получается. Говоря о солярке: да, воровать нехорошо. Но с другой стороны – эти водители, которые работают за 10-15, максимум 20 тысяч – а за эти 20 тысяч с них 7 шкур сдерут. И им на эти 20 тысяч надо семью кормить, домой денег отсылать и самому жить. И что он делает? Ворует у хозяина солярку. Если он украдет достаточное количество, оно не особо затронет карман хозяина. Если он подумает, или захочет наказать водителя – он его всегда прижмет, скажет: «Ты – вор». Как минимум, может сделать условный срок, максимум – посадить. Будет в хорошем настроении – просто выгонит пинком под зад, без сохранения содержания. То есть, всю зарплату заберет себе, и убытки, таким образом, возместит.

Сейчас я общаюсь со многими коллегами, нас, так или иначе, приучают воровать. Хочешь жить – умей вертеться. Чиновник сел на эту вертикаль власти, на самом деле это вертикаль не власти, а коррупции. Даже им пришлось признать, что коррупция такая, что дальше некуда. Есть так называемая точка не возврата. И мы к ней уже подошли – туда качнемся, или сюда качнемся. Но наверху, президент, премьер, стали более-менее серьезно на эту тему задумываться. А я думаю: не поздно ли они задумались?

Хорошо, вы сегодня проводите флешмоб. А чем еще профсоюз занимается?

Последствие работы профсоюза в том, что удается отменять самые дурацкие решения. Я был на заседании Общественной палаты, там про пробки, про гаражи было. Были и разумные предложения, но вот одна реплика запомнилась. Не буду барышню называть, чтобы не позорить, но, Платонов с Лямовым, пытались ухмылки скрыть. По большому счету и смешки были. Суть в следующем: барышня предложила следующий проект борьбы с пробками. Сначала - не зачитала, а хочется употребить слово «зачла», список академиков, докторов наук некоей уважаемой конторы. Это не организация, это контора, эта уважаемая контора, которая предложила, мягко говоря, глупость. Вообще, на самом деле, в пресловутые сталинские годы, за такие слова не просто бы расстреляли где-то в застенке, а прямо бы в зале прикончили. Она сказала следующее: «Все наши академики проработали, у нас есть детальный план, надо в пределах Садового кольца запретить движение транспорта, включая пассажирский». Нормальное заявление, да? Народ сидит вот так, смотрит на нее – типа, как это? Кто-то спрашивает: мне в Дом правительства надо попасть, как быть-то? «Пешочком. А у нас есть замечательный электрический транспорт, называется метро. Очень доступен, и очень удобен». Простите, а кто в центре вообще будет ездить? «Только машины со спецсигналами». Лепота, как сказал Иван Грозный в фильме, в котором он менял профессию.
Это что же за указы? Вот такие академики придумали, озвучили такие барышни. Этот проект был настолько неожиданный, что толи Лямов, толи Платонов сказали: знаете, давайте оставим этот проект до каких-нибудь там времен. И кто-то из них еще сказал: может быть, хотя бы в пределах Бульварного кольца? Вокруг Кремля там. Нет, говорит барышня, это будет неэффективно. Все машины запретить.

То есть, вы пытаетесь принимать участие и в административной работе?

Не только. Есть у нас город Набережные Челны. Есть там СПВК №5. Есть там такой подполковник Илюхин, который царь и бог, руководит всем этим хозяйством, а начальник его непосредственный – ни кто иной, как полковник Минниханов, брат президента Татарстана. В прошлом году братья Карпунины прожили в машине полтора месяца. Они от Москвы прошли до Набержных Челнов, прошли все весы, нигде перегруза не было, ни по полной массе, ни по осям. Веса было 33 тонны. Везли они насосы для откачки воды из шахт в Кузбассе, и очень люди эти насосы ждали – шахты были уже на грани остановки. Ходу было два дня. Они вдвоем, за рулем меняются. Их останавливают и говорят: у вас на передней оси лишних полтонны. И вообще, вес у вас не 33 тонны, а 35 с половиной. Как так, говорят Карпунины, вот документы, у нас весь груз тарированный. Ничего не знаем. Дайте акт взвешивания. По полной массе не могли, а по оси – покупайте пропуск за тяжеловес. Но абсурд ситуации в том, что тяжеловеса нет. Автопоезд не превышает разрешенной массы в 38 тонн. Нет, оплачивайте штраф, а пока пожалуйте на штрафстояночку. Покажите документ, на основании чего? Никаких документов. Сначала на штрафстоянку, потом оплачивайте. Тогда стоила она 186 рублей в час, четыре с лишним в сутки. Нормально?

И чем все это закончилось?

Братья не стали платить за просто так. Подполковник Илюхин сказал: на штрафстоянку. На каком основании, протокол, документ какой-нибудь дайте. Младшего брата закрыли на сутки в КПЗ. За что? За неподчинение законным требованиям подполковника милиции Илюхина. Судья определил сутки. Самое интересное, что потом уже в городе Набережные Челны приговор отменили как неправомерный. Но человек уже отсидел сутки.

В общем, выдрали мы Илюхина из оцепления, приехал он на судебное заседание, у меня видеозапись даже есть. И я говорю: подполковник, вы не боитесь прокуратуры? А, говорит, и республиканская прокуратура была, и генеральная, и ФСБ. Мне все по барабану, у меня все бумаги на месте. Так вот, абсурд ситуации состоит в нескольких абсолютно противоправных моментов во всей этой истории.

Первое. СПВК №5 находится на федеральной дороге. Вопрос: а что республиканская служба делает на федеральной трассе? Она такого права не имеет. Второе. Деньги, которые взимаются – незаконно, подчеркиваю, - с водителей, якобы за перегруз. То что, там весы накручены - неоднократно проверялось. Деньги идут не на федеральный счет, а на счет РГГУ ГИБДД Татарстана. На основании чего? Есть еще приписочки, там еще больше вопросов. И когда этим не займется Счетная палата во главе со Степашиным, это не сдвинется с места. Когда мне сказал Илюхин, что ему все по барабану, он не соврал. Третий момент, самый абсурдный. Есть у нас в профсоюзе одна маленькая бумажка – что нет методики на данный момент взвешивания автомобилей, она еще непроработана. На основании чего они взвешивают?

То есть, это еще не все?

Сейчас говорят: что топливо подорожало, перевозчики расценки подняли, все подорожало, и во всем виноваты перевозчики. В итоге снизилась зарплата водителей. Машины и так не ремонтируются, не обслуживаются, все на честном слове, до последнего. Частник-одиночка минимизирует как? Затягивает себе поясок. А хозяин автобазы возьмет и под тем или иным предлогом урежет зарплаты водителям. Штрафные санкции введет.

Я знаю одну контору, в которой «манагеры», как мы их называем, профессиональных, как их потом назвали, водителей набирали трактористов, сеяльщиков, комбайнеров, у которых в правах категории открыты. Они за рулем сто лет не сидели. Но они получают тысячи две в своем колхозе развалившемся, они до Красноярска рейс делают за две недели, попробуйте две недели за рулем посидеть, по 17-18 часов. Но это сутки, двое максимум в таком режиме можно выдержать. Потом глаза спички ломать начинают. Потом спрашивают: а почему водитель спит за рулем?

Водителя сейчас поставили в такие условия, что он волей-неволей должен работать эти 17-18 часов. Вот в чем дело. Я знаю еще одного хозяина, он более лояльный. Он сказал: хорошо, работай по 8, ну, по 10 часов в день. Остальное время спи. Но он платит определенный процент, и водитель покупает на него солярку. Вот и считай, сколько он ее пожжет зимой, пока коптить будет. Сколько солярки съешь, сколько заработаешь? Есть люди, которые получают 40-45 тысяч, но за них они делают в месяц 20 тысяч километров. Это не на «Жигулях» прокатиться, они должны загрузиться, выгрузиться, отремонтировать машину и в рейс идти. И сколько часов получается? Это работа на износ. Кому мое здоровье интересно? Никому. Оптимизация расходов.

Если частный перевозчик может сказать: это моя машина, я знаю, на что иду. У меня есть тариф, я могу с диспетчером договориться. Грубо говоря, тариф, сто рублей в час. Я знаю, что я отработаю 10 часов, и получу по сто рублей, могу ехать, могу не ехать. А наемный водитель практически бесправен. Отсюда получается демпинг цен. Для чего этот флешмоб – вы поймите, что жить по принципу «чем хуже - тем лучше», до определенной поры можно. Но потом опять наступает точка не возврата. И будете вы уже законно работать по 60 часов на господина-барина Прохорова. Дети ваши будут качать мускулатуру, чтобы ему мешки таскать, и определенная часть населения будет получать образование, чтобы знать, какую кнопку тыкать на калькуляторе. По большому счету, все к этому идет.
Дата: 21.02.2011
Автор: Александр Холмогоров
Источник: http://www.driversmedia.ru/

Яндекс.Метрика